Вы на ком-то испытывали технологию ?

Вы на ком-то испытывали технологию ?

Для того чтобы появилась технология, нужно сначала идею сформулировать. Из набора гаечных ключей технология не рождается. Вот идея сформулирована, а дальше подходящий инструмент постепенно подбирается. Сначала не было инструмента в виде анализа, но были “диеты-перевертыши” и масса других методик. Это и были, если угодно, “испытания технологии”, но без всякого вивисекторского душка. Мы не сомневались во вреде пищевых перегрузок и пытались организм от них избавить. Меня удивляет, почему для докторов это такая раздражительная теза.

Вы сами анализы сдаете?

Да, конечно.

Как часто ?

Я сдаю чаще, чем нужно, потому что я должен наблюдать за работой лаборатории, сезонные изменения результатов отслеживать. При этом многое я и без анализов по себе понимаю, скажем, что нужно эти продукты убрать или другие.

Вы хотите сказать, что врачи больше вредят, чем помогают ?

Вы хотите сказать, что врачи больше вредят, чем помогают ?

Нет, я хочу сказать только, что есть тактические задачи, а есть стратегические. Болезнь — это задача тактическая. Чтобы ее решить, врачи ведут с болезнью бесконечную тактическую войну. Меня интересует задача

стратегическая — здоровье. Поэтому я должен идти от организма, а не стараться его починить и поправить.

В вашей клинике помимо анализа крови не делается никаких других обследований. С чем это связано ?

В вашей клинике помимо анализа крови не делается никаких других обследований. С чем это связано ?

С логикой нашего метода. Мы, конечно, просим пациентов делать связанные с их хроническими заболеваниями анализы — они нужны для контроля. Но мне-то зачем анализы, из которых следует назначение медикаментов?

Каков алгоритм сдачи анализов, что происходит с организмом на разных стадиях лечения ?

Каков алгоритм сдачи анализов, что происходит с организмом на разных стадиях лечения ?

Первый этап длится три с половиной — четыре месяца, это предельный срок. Организм за это время качественно изменяется, а список продуктов, которого человек еще придерживается, соответствует его прежнему состоянию, так что возможен обратный результат. Поэтому, когда делается повторный анализ, то список продуктов, как правило, меняется довольно значительно. Затем следует второй этап. На нервом этапе печень и почки начинают достаточно прилично работать, но организму нужно еще месяца три, чтобы осмотреться, понять, как ему реагировать. За это время организм выходит на то, чтобы набрать запас прочности.

Все пациенты получают список продуктов на основании двух анализов ?

Все пациенты получают список продуктов на основании двух анализов ?

Нет. Иначе можно человека вообще без еды оставить. Есть клинический опыт. Беременным женщинам, детям, аллергикам лучше делать анализ на иммуноглобулины G-4. Больным с хроническими воспалительными заболеваниями — анализ СОЭ. Хотя пациенту, который пришел к нам в первый раз, этот анализ делается автоматически. А уж потом беременная, кормящая или ребенок сдают еще и анализ на иммуноглобулин. Вообще для первичного больного не имеет никакого значения, какой он сдал анализ. Вот дальше доктор решит, что ему сдавать, и передвинет его на нужный анализ.

А в чем суть второго теста ?

А в чем суть второго теста ?

Второй тест основан на реакции цельной крови и показывает иную часть нагрузки на организм. Поэтому анализы не совпадают между собой, иначе метод был бы неправильный: разные системы в организме не могут на все одинаково реагировать. У каждой своя реакция. Они всегда друг друга перекрывают, создавая дополнительный запас прочности. Отработка этого теста началась в 1998 году. Нас интересовала стандартная реакция оседания эритроцитов. Сейчас анализ проводится следующим образом: смотрят обычную реакцию оседания эритроцитов, при этом исследуют ее с добавлением экстрактов продуктов и без добавления -контрольный анализ. Если есть достоверные различия реакции между пробой и “контролем”, то такую реакцию считают парадоксальной, или патологической. И тогда этот продукт изымается из рациона пациента. И все. Дает эффект.

Сколько вы сейчас используете пищевых экстрактов ? Двести сорок.

Сколько вы сейчас используете пищевых экстрактов ? Двести сорок.

Вы можете хотя бы приблизи тельно их как-то сгру п пировать?

Мы тестируем девять видов мяса, больше пятнадцати видов рыбы. Молочные продукты оцениваем пока по одному продукту — молоку. Иначе просто не получается. Ведь как можно, например, оценить сыр? Для этого надо взять разные группы сыров, и это будет отдельный анализ продуктов на двести. Так же тестируются все основные овощи, фрукты, злаки и т.д.

Какой из двух анализов вы используете чаще ?

Какой из двух анализов вы используете чаще ?

Тест на иммуноглобулин, то есть иммунные белки, функция которых — реагировать на пищу, попадающую в организм. Какая-то часть иммунной системы обеспечивает внешние барьеры, какая-то часть занимается внутренней средой. И в кишечнике на слизистой тоже существует иммунная защита, она же везде работает. И мы нашли удобный способ тестировать эту часть нагрузки на организм. Если есть реакция на продукт, то есть если иммунная система среагировала, значит, продукт был в крови и прошел барьер. Прошел как продукт недорасщепленный, на уровне макромолекул. Раз он прошел барьер, значит, он чужеродный, его там быть не должно. Сам тест заключается в реакции крови на пищевые экстракты. Если в организме была реакция, она появится и в анализе, и ее можно посчитать. Если продукта в крови не было, то реакции не будет.

Какие анализы вы используете сейчас ?

Какие анализы вы используете сейчас ?

Сегодня я пользуюсь двумя методами параллельно. Это разные анализы, которые показывают разные варианты нагрузки на организм. Я же снимаю с пациента не всю нагрузку, а только ее часть. Поэтому работает и тот, и другой анализ.

То есть кому-то вы, например, разрешали только молоко и мясо, а кому-то рыбу и злаки ?

То есть кому-то вы, например, разрешали только молоко и мясо, а кому-то рыбу и злаки ?

Овощи и фрукты не тестировались, но не исключались. Если у человека была реакция на говядину и свинину, значит, изымалось мясное, если реакция была на молочную пищу, то изымалась она. Это давало клинический результат, но мы понимали, что из четырех продуктов питание не может состоять, и стали расширять список тестировавшихся продуктов до такого количества, при котором изъятие части продуктов не оказывает видимого влияния на еду, так что человек не очень страдает из-за того, что сидит на диете. Ведь восемьдесят-девяносто разных продуктов ни один человек все равно не съедает. То, что мы предлагаем, немного отличается от привычного рациона, но организовать питание по-н о в о м у н е с л о ж н о.