Какой из двух анализов вы используете чаще ?

Какой из двух анализов вы используете чаще ?

Тест на иммуноглобулин, то есть иммунные белки, функция которых — реагировать на пищу, попадающую в организм. Какая-то часть иммунной системы обеспечивает внешние барьеры, какая-то часть занимается внутренней средой. И в кишечнике на слизистой тоже существует иммунная защита, она же везде работает. И мы нашли удобный способ тестировать эту часть нагрузки на организм. Если есть реакция на продукт, то есть если иммунная система среагировала, значит, продукт был в крови и прошел барьер. Прошел как продукт недорасщепленный, на уровне макромолекул. Раз он прошел барьер, значит, он чужеродный, его там быть не должно. Сам тест заключается в реакции крови на пищевые экстракты. Если в организме была реакция, она появится и в анализе, и ее можно посчитать. Если продукта в крови не было, то реакции не будет.

Какие анализы вы используете сейчас ?

Какие анализы вы используете сейчас ?

Сегодня я пользуюсь двумя методами параллельно. Это разные анализы, которые показывают разные варианты нагрузки на организм. Я же снимаю с пациента не всю нагрузку, а только ее часть. Поэтому работает и тот, и другой анализ.

То есть кому-то вы, например, разрешали только молоко и мясо, а кому-то рыбу и злаки ?

То есть кому-то вы, например, разрешали только молоко и мясо, а кому-то рыбу и злаки ?

Овощи и фрукты не тестировались, но не исключались. Если у человека была реакция на говядину и свинину, значит, изымалось мясное, если реакция была на молочную пищу, то изымалась она. Это давало клинический результат, но мы понимали, что из четырех продуктов питание не может состоять, и стали расширять список тестировавшихся продуктов до такого количества, при котором изъятие части продуктов не оказывает видимого влияния на еду, так что человек не очень страдает из-за того, что сидит на диете. Ведь восемьдесят-девяносто разных продуктов ни один человек все равно не съедает. То, что мы предлагаем, немного отличается от привычного рациона, но организовать питание по-н о в о м у н е с л о ж н о.

Когда вы стали использовать подобные анализы в медицинских целях ?

Когда вы стали использовать подобные анализы в медицинских целях ?

Я узнал о существовании такого рода анализов году в 1991-м. И тогда мы с моими коллегами решили попробовать сделать свой анализ. Мы исходили из той логики, что если кровь реагирует на продукт, то очевидно, что он там был. А почему бы тогда не попробовать исключить из рациона человека, у которого есть проблемы и выявляется реакция на определенные продукты, эти самые продукты? Ведь при аллергии так поступают! Попробовали и получили результат. Сначала мы в научной лаборатории делали анализ по довольно маленькому списку продуктов — всего по четырем пищевым микстам: мясо, рыба, злаки и молоко. А понять, что необходимо найти способ идентифицировать взаимоотношения организма с едой, мне помогла частная

педиатрическая практика. У взрослых неточности в еде проявляются не так быстро, а детский диатез работает как часы. Ребенок или его кормящая мама съели что-то не то, и реакция сразу видна. Поэтому сначала я старался корректировать питание мам, а затем и самих детей, когда те переставали есть грудное молоко. До появления анализов я просто старался исключить привычные продукты из основного рациона и заменить их на продукты незнакомые. Положительного эффекта удавалось добиться за счет рациона-перевертыша: у б ирается белокочанная капуста — назначается брюссельская, ну и так далее. И меня "ненавидели” все мамаши, потому что я назначал продукты, которые при советской власти и в первые годы после ее крушения достать было практически невозможно. А я назначал самое разное: лягушачьи лапки, куропаток, перепелок, кукурузную муку.

Причем я до сих пор удивляюсь, как люди находили эти продукты, но моих пациентов связывала какая-то солидарность, и они друг другу сообщали, куда что завезли, да и я старался помогать, постепенно обрастая разными поставщиками. Скажем, в 1985 году кто-то из моих пациентов открыл маленький магазинчик на Полежаевской, в котором продавались соевые продукты, которые производил некий институт космических исследований. Охотники привозили перепелок, тетеревов, мясо лося, оленя, медведя в индустриальном количестве, и пациенты закупали все это. Я находил специальных молочников, даже конину нашел — ее продавали в лавке при мечети.

Как возникли пищевые анализы крови ?

Как возникли пищевые анализы крови ?

Разрабатывать эту технологию начали американцы и англичане в начале 1990-х годов. Известны разные варианты тестов: Раст-тест на иммуноглобулины к компонентам пищи15, тесты “Нутрон” и “Алкат”, которые определяют реакцию нейтрофилов на пищевые экстракты. Но их создатели пошли по идеологически неверному пути. Полученный результат создал некую эйфорию, и анализы превратились в некий самоценный символ. А этого надо старательно избегать, ведь это и есть основной дефект медицины — лечить анализ. Когда есть конкретный человек и есть доктор, располагающий инструментом, то этим инструментом врач и должен пользоваться. Наш анализ — не методика всеобщего счастья или здоровья, это один из способов привести организм в некоторое соответствие с его возможностями и способностями. Но способ этот вполне физиологичный, корректный, а главное — неагрессивный, поэтому и результативный.

Почему для определения продуктов-антагонистов вы используете имен но анализ крови ?

Почему для определения продуктов-антагонистов вы используете имен но анализ крови ?

Это вопрос чисто технический. В настоящий момент кровь является самым удобным инструментом определения взаимоотношений организма с пищей, поскольку все неприятности, с этим связанные, проявляются как раз в крови. Кровь первой вступает в контакт с внешней средой. В крови множество всяких барьеров, которые определенным образом реагируют, постоянно отсеивая чужеродную информацию. Пусть даже один уровень ее пропустил, включается следующий, потом еще. Как если на одно сито положить другое: оно будет гуще и пропускать станет меньше. А если положить друг на друга двадцать сит, то отверстий не будет вовсе. И такой запас прочности позволяет организму хорошо функционировать. На сегодня это вполне коррелирует с тем, что мы определяем клинически. Если же появится другой, более удобный способ делать анализ — по слюне, моче, цвету глаз или толщине волос, более физиологичный, но дающий такие же результаты, то, естественно, мы предпочтем бескровный способ анализа. Но пока кровь -наиболее удобный и простой для исследования материал, позволяющий определять нагрузки на организм. В принципе анализ может развиваться практически до бесконечности, сейчас есть абсолютно точно отстроенные методики на основе кирлиановского излучения. Это световое излучение в ответ на раздражение электрическими импульсами. Питерский профессор К.С. Коротков14 сделал газоразрядный визуализатор. Суть этого прибора в том, что раздражаемый разрядом палец издает свечение, которое фотографируется камерой. Такая корона, как на солнце, изменяемая в зависимости от состояния функций нашего организма. Вероятно, это тоже способ анализа, просто он еще требует клинической апробации. Вообще вариантов масса. Недаром попытки найти другие способы анализа делаются довольно давно, еще с середины 1980-х.

Необходим ость регулярно пересдавать анализ связа на с тем, что каждый из них не отражает глобальных проблем ?

Необходим ость регулярно пересдавать анализ связа на с тем, что каждый из них не отражает глобальных проблем ?

Об этом я и толкую. Анализ отражает сегодняшнюю, точечную ситуацию, у которой нет направления; это такой портрет организма — хоть рамку делай и на стенку вешай. А под влиянием диеты организм в значительной степени изменяется, врач должен наблюдать процесс в динамике.

И все это совершенно вас не смущает?

И все это совершенно вас не смущает?

Нет. Я ведь знаю, что анализ — это картинка вслед, и потому на его основании не вмешиваюсь в организм. Любой доктор, работающий в стационаре, особенно в детском, подтвердит: утром одни анализы, днем другие, вечером третьи. И все грешат на то, что лаборатория плохая. Да не лаборатория плохая, просто кровь постоянно меняется — лейкоциты могут прыгать от 10 до 20. То же самое и в случае с моим анализом. Во многом и он зависит от временных факторов. Среди того, что я идентифицирую, меньшая часть реакций указывает на постоянные поломки, а большая — на всякие побочные явления: объелся человек, погода подействовала и проч. То есть часть продуктов, которые попадают в “красный" список, действительно оказываются в нем случайно. И это через какое-то время выяснится. Человек пересдаст анализ, и часть случайно попавших туда продуктов из “красного” списка уйдет. Часть, которая случайно в “красный” список не попала, там окажется. В итоге определится довольно устойчивый список. В крайнем случае не будет пациент три месяца есть свеклу или курятину, которые ему в принципе можно, нет в этом ничего страшного; зато он не будет есть и то, что ему на самом деле нельзя. Но что очень важно: даже если мой анализ не совсем точный, человеку не может повредить то, что он какое-то время не ест какие-то продукты. А в обычной медицине на основе анализов, которые крайне редко реально показывают, что же происходит с организмом, человеку прописывают различные сильнодействующие препараты, которые повредить очень даже могут.

Получается, что можно в течение дня три раза сдать анализ и результаты будут всегда разные?

Получается, что можно в течение дня три раза сдать анализ и результаты будут всегда разные?

Разумеется. Вообще с этими вопросами должен разбираться доктор, а не пациент. Почему никого не удивляет, что если в течение дня одному человеку сделать пять обычных анализов крови, то они обязательно будут разные? Организм же — процесс жизнедеятельности, а не фигура, застывшая в мраморе.

Некоторые говорят, что сделали у вас анализ, через неделю другой…

Некоторые говорят, что сделали у вас анализ, через неделю другой...

…и они, конечно, разные. Так ведь в эту неделю организм находился не в анабиозе, он жил, дышал, ходил, ел, реагировал на внешнюю среду! Человек экстраполировался на неделю, и анализ повторился, да? Так же не бывает, мы же люди. Ведь никого не удивляет, что анализы крови меняются, биохимия меняется.